Сегодняшний день
Биография
Мои политические принципы
Прямой вопрос
Фотохроника
Документы
Архив сервера
Важные ссылки
На главнуюНаписать письмоКарта сайтаПоиск по сайтуPDA
201620172018
МайИюньИюль
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Губернатор Свердловской области Эдуард Россель:
"Мы всегда останемся "неудобными"

Губернатор Свердловской области Эдуард Эргартович Россель родился в 1937 году в селе Бор Горьковской области. Его отца, 20-летнего Эргарта Юлиусовича, расстреляли как "врага народа" незадолго до рождения сына. Репрессии коснулись всей семьи - расстрелян был дедушка, мать долгие годы провела в лагере и только через всесоюзный розыск нашла сына после окончания войны.

"Ты немец, вот бери лопату и копай землю в совхозе, а больше ни на что не рассчитывай" - так было сказано Росселю при первой же его попытке поступить в сельхозтехникум после 7-го класса.

Когда он прошел строжайшую медкомиссию в военное училище, к экзаменам его не допустили: "Сын врага народа не имеет права испытывать боевые самолеты непобедимой Красной Армии", - гласил официальный отказ. В паспорте у юного Росселя красовались отметки "без право выезда" и "обязательное ношение с собой".

Несмотря на столь "обнадеживающее" начало биографии, Россель явил собой убедительный пример "человека, который сделан себя сам". Окончил Свердловский горный институт и аспирантуру при Уральском политехническом институте. Работал в сфере строительства - прошел путь от мастера в тресте "Тагилстрой" до начальника территориально-строительного объединения "Главсредуралстрой". В 1990 году был избран народным депутатом Свердловского облсовета, стал председателем облисполкома. В 1991 году указом президента был назначен главой администрации Свердловской области. Однако в 1993 году выдвинул идею создания Уральской республики, за что поплатился своей должностью. Против президентского указа о его смещении выступали тогда не только представители различных политических партий, но и граждане Свердловской области (было создано даже общественное движение "Уральцы - за Росселя!"). В 1994 году Росселя избрали в Совет Федерации от Свердловской области, в этом же году он стал сначала депутатом областной Думы, а затем ее председателем. После того как в 1995 году президент "в порядке исключения" разрешил выборы губернатора Свердловской области путем прямого голосования граждан, Россель эти выборы выиграл. Во время выборов в Госдуму-95 движение "Преображение Урала", которое возглавляя Эдуард Россель, упорно отказывалось входить в блоки с "Нашим домом Россия", с "Конгрессом русских общин" и другими политическими организациями. В экономической сфере свердловский губернатор также постоянно демонстрирует независимость от Центра и верность идеям федерализма.

Кандидат технических наук, заслуженный строитель РСФСР.

Женат, есть дочь, внук и внучка.

- Выборы губернатора Свердловской области вышли на финишную прямую. Много ли сюрпризов преподнесла вам эта кампания? Сильно ли чувствовалось давление грязных избирательных технологий?

- Я действующий губернатор и одновременно имею удостоверение кандидата в губернаторы. Подписи необходимые собрал, выдвинулся и зарегистрировался первым.

Грязные избирательные технологии действуют весь 1999 год в полную меру. Оппоненты ищут на меня компромат, цепляются за все, что только можно. Я думаю, что непосредственно перед голосованием будет столько грязи, что эта выборная кампания станет самой грязной.

- Что же вас больше всего беспокоит?

- Наш народ воспитан прежней политической системой. Люди, особенно старшее поколение, верят всему, что написано в газете. И меня беспокоит, что им могут заморочить голову. А у нас, например, пенсионеров - миллион двести тысяч человек, они как раз и ходят голосовать. Поэтому нужна команда, которая могла бы оперативно развенчивать всяческую клевету.

- Вы отвечаете ударом на удар?

- Ни на один. Принципиально. Считаю, что не надо тратить силы на подобные ответы.

- На чью поддержку вы рассчитываете?

- Я рассчитываю на поддержку всех слоев населения. Мы в Свердловской области прошли самый трудный путь реформирования экономики. И в тяжелейших условиях все-таки сумели остановить спад. Мы выплатили все пенсии, ликвидирован 300-миллионный долг областного бюджета учителям, врачам, работникам культуры, социальной сферы. Более того, мы сейчас собираем достаточно денег, чтобы поставить вопрос о подъеме заработной платы в бюджетной сфере в 1,5 раза.

- Но если, скажем, медсестра получала 300 р., а после повышения ее зарплата станет 450 рублей - можно ли на эти деньги прожить?

- Конечно, невозможно. А есть ведь и те, кто по 150 получает! Еще в 1992 году, понимая, куда мы идем, я публично выступал против той приватизации, которая была проведена в России. К сожалению, тогда, как утверждали государственные идеологи, был выбран "самый быстрый путь". Число жертв при нем тоже оказалось наибольшим. Я сам тогда несколько раз выступал по телевидению Свердловской области и говорил: земляки, подходит очень тяжелый период времени. Я ничего не могу сделать. И хочу вам честно сказать - защищайтесь. Берите себе землю, разводите сады и выращивайте все, что нужно для жизни и что растет в Свердловской области. Надо отдать людям должное - они так и поступили. Когда меня избрали председателем облисполкома, в Свердловской области было 140 тысяч садов, сейчас - 750 тысяч. Это не дачи - именно сады, огороды. Кстати, я сразу подписал постановление облисполкома о снятии ограничений на выделение земли (при советской власти нельзя было брать более 4 соток, строить бани и так далее). Люди стали брать и по 10, и по 15-20 соток. Сейчас три миллиона жителей Свердловской области за счет этих участков кормят себя и свои семьи. Плюс огородники, которым мы выделяем землю. Я кого ни спрашиваю: "Есть сад?" -"Да. А не было бы - вообще хоть на улицу выходи".

- А у вас самого участок есть?

- Я садовод старейший. Уже тридцать лет. У нас там все, и ягоды, и овощи. Мы в магазин с женой не ходим.

- Переехать к вам из Москвы, что ли...

- Кстати, я действительно приглашаю в Свердловскую область россиян и жителей любых республик бывшего СССР. У нас есть неосвоенные территории, куда мы сейчас ведем газ, дороги и так далее. Тому, кто решит там поселиться, даем по 100 кубометров леса бесплатно. Пожалуйста, бери себе этот лес, строй дом, заводи огород. Мы в этом году выделили один миллиард рублей на поддержку агропрома. И в основном область сама себя кормит, не оглядывается на соседей и Центр.

- Зато в политическом отношении, например, на выборах в Госдуму, без такой "оглядки" не обойтись. В союзе с кем пойдет на штурм российского парламента "Преображение Урала", которое вы возглавляете?

- К возможности любых альянсов мы подходим с большой осторожностью.
Потому что "Преображение Урала" -очень серьезная сила. Оно было создано в ноябре 1993 года, и это первое движение в нашем регионе, которое разработало и взяло на себя смелость осуществить программу реформирования экономики Свердловской области - унитарной, милитаризованной, закрытой (сюда до недавних пор нельзя было даже ездить без специальных разрешений). В итоге мы провели реформы быстрее, чем другие области России. Сегодня у нас 96% собственности - частная. Малых и средних предприятий в Свердловской области 26 тысяч. Они сегодня лают 25% от общей прибыли региона. И у нас с 1999 года начался очевидный рост. По итогам первого полугодия по физическим объемам имеем 103%, а если в деньгах брать - 170% роста. Прибыль в июне в 8 раз больше январской. 70% предприятий прибыльные. Военно-промышленный комплекс весь сохранили.

У нас очень серьезные замыслы на следующие 4 года. И потому если какое-то объединение или партия признает нашу программу, мы пойдем на союз, нет - пусть гуляют. Что же касается общих кандидатов, то мы будем досконально оценивать, стоит ли выдвигать того или иного человека.

- От "Отечества" предложений о слиянии не поступало?

- От "Отечества" - нет. И от других тоже. Они знают, что я ни в какое движение не пойду. Я объясняю, что Свердловскую область нельзя, как тряпичную куклу, таскать туда-сюда. Мы имеем свое лицо, свое мнение, может быть, для многих неудобное. Так будем себя и дальше вести.

- А каковы отношения "Преображения Урала" с оппозицией в областной Думе? Какие последствия имел бойкот, объявленный "преображенцами" заседаниям регионального парламента?

- Во-первых, никакого бойкота не было, это разыгрывалось движением "Наш дом - наш город", которое возглавляет глава Екатеринбурга. Пытаясь привести лидера своего движения к власти, они занимаются политиканством в области и непосредственно в Думе. Скандал разгорелся из-за того, что они решили снять председателя областной Думы. Он "преображенец" - и потому им неудобен. Но как только ставили вопрос на голосование, наши "преображенцы" вытаскивали карточки и прекращали заседание. Кворума у оппозиции не набиралось. Они предупредили: и не наберется. Председатель доработает до апреля 2000 года, и мы будем спокойно выбирать следующих депутатов и следующего председателя.

-Как вы относитесь к предложению о запрете КПРФ и перезахоронении тела Ленина?

- Сейчас я отношусь к этому иначе, чем раньше. В 1993 году, когда коммунистическая партия развалилась, надо было принять закон о ее запрете на 50 лет. Тогда прозевали, а сейчас этого делать нельзя. Запрещение только придаст КПРФ авторитет. Пусть лучше они публично выступают, а мы всем их аргументам должны противопоставлять реальное улучшение жизни людей. Если мы добьемся, чтобы жизнь из года в год улучшалась, вопрос о коммунистах умрет естественной смертью.

А для меня как губернатора вообще не важно, кто в какой партии состоит. Хоть коммунист, хоть лейборист - лишь бы человек был толковый и подходил к работе независимо от своих партийных, национальных или религиозных пристрастий. А после работы пусть занимается чем хочет. Меня это не интересует. Я сам был коммунистом и отношусь к ним нормально. У нас в областном правительстве, например, министр промышленности -бывший первый секретарь горкома КПСС Нижнего Тагила. Прекрасный человек, большой профессионал.

Насчет перезахоронения Ленина я как-то не знаю даже, что сказать. По нашей православной традиции людей все-таки хоронят. Но я думаю, что жизнь и история сами постепенно все поставят на места, и не надо в этот процесс вмешиваться.

- Год назад вы были первым, кто всерьез предложил ограничить хождение доллара в стране, и более того, имели на этот счет разговор с президентом. Тогда это кончилось ничем. С тех пор страна пережила два кризиса и один дефолт. Ваша позиция изменилась?

- Она точно такая же, как тогда. Мы просто теряем время. Все равно это будет сделано - только нужно, извините за резкость, чтобы менталитет государственных руководителей поднялся на уровень выше.

Я и сегодня говорю о том, что ограничить хождение доллара необходимо. Но уточняю - как платежного средства. На книжке и где угодно вы можете официально держать доллары, марки, что хотите. Но когда что-то покупаете - меняете -по курсу. Кроме того, я считал и считаю, что в России нужно ввести золотой червонец и сделать его в полтора раза дороже доллара. Чтоб люди гонялись за этим червонцем, чтобы он, .а не доллар был средством накопления. Надо постепенно выталкивать иностранную валюту из нашей страны и укреплять собственную. С этим вплотную связан и вопрос о легализации доходов.
Здесь людей смущает чисто нравственный вопрос. У многих сейчас есть деньги, заработанные как бы праведным путем, но скрытые от налоговой инспекции. Это тоже нечестно. Но мы должны понимать - в стране шел период капитализации, когда говорить о "законности" было сложно. Теперь задача не столько "наказать" кого-то, сколько вернуть все деньги в нашу экономику. У меня все больше и больше в этом союзников. О легализации доходов уже говорят многие.

- И все-таки, какие вопросы, по-вашему, сейчас важнее всего?

- Есть две главные проблемы, которые требуется решить в первоочередном порядке, - это управляемость России и энергосбережение. Про первую я уже говорит достаточно часто. Практически в России местное самоуправление отделено от государственной власти, и глупее ничего не придумаешь. Государственная власть заканчивается на губернаторе. Дальше - свои бюджеты, своя компетенция. И вот пока у них все хорошо, на местах говорят, что они, мол, сами с усами. А как плохо - бегут к нам и требуют: "Дай денег!" Как будто мы их печатаем.

У нас в области единицы - доноры, остальные трансфертники. Все получают средства из бюджета. А как расходуют, проверить нельзя. И, например, сейчас сидят в палатках напротив Белого дома обладминистрации врачи из Тугулымского района. Им зарплату не платят. На первое полугодие им надо было 9 млн. рублей. Мы дали 10 - этого хватало, чтобы ликвидировать шестимесячный долг по заработной плате. Долг остался, а деньги растранжирили. Я предлагаю простую поправку к закону - все органы местного самоуправления должны быть подотчетны губернатору. Во всем, в том числе и расходовании бюджетных средств. К тому же очень часто к власти приходят люди, которые умеют хорошо говорить о больных проблемах. Но понятия не имеют, с какой стороны за свой стол сесть. И вот уже у нас один глава администрации написал заявление об уходе, второй, третий на выходе... Управлять - очень тяжелая профессия.
Второй насущный для нас вопрос -энергосбережение. Мы разработали серьезнейшую программу в этой сфере, уже выпускаем технику, приборы, инструменты, необходимые для контроля за электроэнергией, водой, теплом и т. д. Думаю, что уже в этом году мы на этом сэкономим 1 млрд. рублей. А за последующий год постараемся сократить расходы еще на столько же.
Непосредственно к визиту Сергея Степашина на Средний Урал мы подготовили целый список из 30 вопросов в виде проектов правительственных постановлений, распоряжений, указов. Например, о строительстве четвертого блока Белоярской атомной электростанции. Начато возведение и второй очереди Богословского алюминиевого завода в связи с открытием Тиманского месторождения бокситов. Мы имеем возможность выпускать алюминия в два раза больше, чем сейчас. Кроме того, Свердловская область в России - монополист по ванадию (у нас 99% его ресурсов), меди, бокситам (70%) и т. д. С Сергеем Вадимовичем также обсуждали возможность переуступки долга Свердловской области в федеральный бюджет лет на 15, чтобы создать фонд для решения социальных вопросов региона. Премьер дал на это "добро".

- Свердловская область - центр концентрации предприятий ВПК. Что делает областная администрация для их поддержки и развития ?

- Без ВПК Свердловской области не существует армии. У нас есть такое оружие, что, если оно находилось бы в Югославии, ни один натовский самолет не подлетел бы к границе ближе, чем на 150 км. Будь их хоть сто, хоть тысяча - сбили бы абсолютно все. Вот какова мощь нашего ВПК. Мы разработали свои конверсионные программы и на средства областного бюджета помогаем всем предприятиям. Наши военные предприятия создали 265 новых видов гражданской продукции. Они сегодня по темпам роста намного опережают гражданские заводы. Мы сохранили все КБ, все проектные институты военного направления, разработали в Свердловской области несколько новых типов оружия, которое не снилось никому. И еще долго сниться не будет - зато скоро появится на вооружении Российской армии. Цель выставки военной техники в Нижнем Тагиле, которой я добивался и, слава Боту, добился - показать мощь российского государства, продвигать наше оружие на международные рынки. И мы уже имеем реальную отдачу.
Уралвагонзавод заключает с Индией договор на поставку 84 танков Т-90. Что это значит и для завода, и для области, трудно переоценить - каждый танк стоит 2 миллиона долларов. Это и налоги в бюджет, и повышение реальной зарплаты. Есть много организаций, которые после этой выставки заключили договора на 2 млн. долларов, на 18 миллионов. В Свердловской области создан филиал "Росвооружения", и он имеет право самостоятельно заключать контракты на поставку запчастей в пределах 100 тысяч долларов. Думаю, что в этом году по продаже оружия мы выйдем на первое место среди регионов России (по итогам 1998 года были на втором).

- В нынешнем году вы неоднократно встречались с главой Минатома Адамовым. Каков эффект от этих встреч?

- С Минатомом сотрудничество у нас самое тесное. Вместе с этим министерством мы спасли Уральский электрохимкомбинат, перевели его с урана оружейного на уран топливный. Торгует комбинат с 32 государствами, и совсем недавно по случаю 50-летия мы вручили ему правительственную награду. В Свердловской области 2 крупнейших предприятия Минатома. Оба работают, оба сохранили 2 крупных города (ЗАТО, Закрытые административно-территориальные образования - прим. публикатора). С социальными вопросами Минатом нам тоже много помогает. Он взял на себя серьезную долю финансирования строительства крупнейшего онкологического центра Свердловской области на пять тысяч операций в год. Каждая четвертая смерть в нашем регионе - от рака. Поэтому в наших планах -100-процентная диагностика жителей области.

- В последнем интервью "Веку" вы говорили о посягательствах Центра на региональные бюджеты. Изменилось ли что-нибудь?

- Нет, не изменилось. В этом году закон о бюджете - реальный пример, когда Центр еще больше "наехал" на регионы. Мы не можем судиться, потому что нет закона о бюджетном федерализме. Но тем не менее документы мы оформили и, думаю, все-таки пойдем в суд - чтобы создать прецедент и отбить у московских структур желание решать свои проблемы за наш счет. В конце концов сила России - это сила регионов. Или один паровоз тащит 89 пустых вагонов, или каждый из них может двигаться самостоятельно. Может, скорость от этого сильно не вырастет, зато мощь всего состава...

- А ваши давние планы создания Уральской республики похоронены или отложены?

- Новая Конституция Российской Федерация дала нам те права, которые мы тогда хотели получить. Статуса какого-то особого нам тоже теперь не надо - мы сейчас и так достаточно самостоятельны. Правда, к сожалению, Государственная дума не принимает несколько законов, которые де-юре утверждают наличие у нас федеративных принципов деления России. Пока все деньги идут в Москву - а мы покорно платим ей дань. В договорах, которые мы подписали с президентом и с министрами, разграничены все наши полномочия, в рамках этих договоров и соглашений мы сейчас работаем. Но если завтра вместо Бориса Николаевича придет новый человек, который решит все эти договоренности перечеркнуть, - они так и уйдут в загон. Поэтому очень важно, чтобы при Борисе Николаевиче эти законы были приняты. Он человек твердый, он не даст пойти назад.

- А правительство у нас "твердое" или нет? Удовлетворяет ли вас экономическая политика, которую оно проводит?

- Я пока не вижу какой-либо экономической политики. Это естественно при такой частой смене правительств. И кабинету Степашина нельзя, мне кажется, давать скоропалительные оценки. Любой человек, идущий на повышение, не может сделать все сразу. Нужен примерно год, чтобы он освоился в новой должности. А потом его кпд резко растет. Поэтому, кстати, я не сторонник частой смены правительств. Хотя, видимо, если их меняют, значит, это кому-нибудь нужно. В хаосе заложен глубокий смысл - но это уже тема для отдельного разговора.
Сергей Вадимович пришел на готовый бюджет. Он его обязан исполнять, но ничего изменить не может. Вот когда Степашин будет разрабатывать бюджет 2000 года, тогда мы сможем оценить его видение проблем России. Я бы хотел, чтоб он остался. Он молодой человек, у него достаточно широкий кругозор, и если его не "замотают" по политическим соображениям, мы будем иметь хорошего председателя правительства. Сейчас - и я об этом ему сказал - Степашину стоило бы сделать несколько серьезных политических шагов. Прежде всего требуется связанная эмиссия денег для пополнения оборотных средств промышленных предприятий. И чем дальше мы тянем с легализацией доходов, стабилизацией финансов, укреплением рубля и восстановлением управляемости в России - тем хуже для нас.
И самое главное - пора наконец упорядочить в России финансовые потоки. Учитывая, что 90% денег идет через Москву, собственность тоже сосредоточилась в столице. Сейчас Москву надо "разрушать": постепенно отдирать в регионы финансы, собственность и. так далее. Другой схемы нет. Петр 1 тоже бросил Москву - он запутался в этой бюрократии и создал новую столицу.

- Хотите перенести столицу в Екатеринбург?

- Нет. На это мы не претендуем. Но я сейчас веду очень серьезную работу, чтобы вернуть собственников на родину, в Свердловскую область. Это очень тяжело, это даже опасно для жизни. Вульгарный передел собственности Свердловской области, вся эта череда заказных убийств уже позади - видимо, те, кто делил, уже перестреляли друг друга. Теперь ведется более жестокая борьба - невидимая, "пододеяльная". Идет перетаскивание пакетов акций - и, случается, вдруг узнаешь, что предприятие уже находится на Кипре или в Чечне. Нам надо разобраться с акционированными предприятиями. Я считаю, следует избавляться от собственника, который приватизирует предприятие только с целью личной наживы. Если он обновляет технологию и технику, выпускает новые виды продукции, заботится о своих стариках и о детях рабочих - у меня к нему никаких вопросов нет. А когда он думает только о том, чтобы завысить цены, положить прибыль в карман, а если что - продать акции и отскочить куда подальше, тогда, я считаю, его надо наказывать по статье "мошенничество": ну-ка, друг, верни все назад...

- Вы предложили созвать на Урале саммит глав СНГ. Почему и зачем?

- Я встречался с девятью президентами стран СНГ. Практически со всеми бывшими союзными республиками я подписываю экономическое соглашение, после которого Свердловская область начинает активно работать в этом государстве, А Екатеринбург в качестве места встречи я предложил, потому что это родина первого президента России, два раза всенародно избранного. И как бы мы к нему сейчас ни относились, с позиций сегодняшнего дня его, конечно, судить нельзя. Его должна оценить история -так же, как она судит Ивана Грозного, Петра I, Екатерину и так далее. Лет через 50-100, я уверен, потомки скажут добрые слова в адрес Бориса Николаевича.

- А о вас что она скажут?

- Я думаю, обо мне просто забудут. Жизнь так устроена: пока ты живешь, работаешь на этом конвейере - ты нужен, тобой интересуются. А уйдешь - через три дня забудут. Такая грустная перспектива у всех. Даже Борис Николаевич, когда он перестанет быть президентом, никого не будет интересовать.

- Вы сами хотите стать президентом РОССИИ?

- Нет. И среди тех, кто сейчас наверху вертится, нет ни одного достойного быть президентом. К июлю будущего года их болтовня окончательно надоест избирателям. Я знаю многих приличных людей, которые смогли бы возглавить страну, -только они просто не пойдут во власть. Но, я думаю, достойный кандидат еще появится.

- А в парламентских выборах вы в каком-то качестве будете участвовать?

- В Государственную думу я не собираюсь и никогда не собирался. Я буду работать губернатором Свердловской области столько, сколько люди меня будут выбирать. А выбирать меня можно еще один раз.
"Преображение Урала" на выборы, естественно, пойдет. И в отличие от прошлых лет на сей раз я буду публично выступать в поддержку тех кандидатов, которые, я считаю, достойны быть в Думе. Буду называть их фамилии и объяснять, почему я их поддерживаю.

- Но закон запрещает...

- Ничего. Я это сделаю после шести вечера, когда мой рабочий день официально закончен и я такой же гражданин, как все. Щель в законе всегда есть - как говорят китайцы, "закон что телеграфный столб, перешагнуть нельзя, а обойти можно".

- Кстати, о рабочем дне и досуге. Чем вы в свободное время занимаетесь?

- Свободного времени у меня абсолютно нет. А раньше я играл прекрасно на баяне в компании. Увлекался прорезной резьбой. Когда в 1983 году приехал в Свердловск (кстати, по приглашению Бориса Николаевича), построил себе садовый домик и занял первое место среди садоводов Свердловской области за лучшее оформление дома. Он весь был резной - и внутри, и снаружи. Я сам рисую, сам вырезаю, сам прибиваю, сам олифлю. Меня забрось куда хочешь, дай только топор, стамеску и ножовку - сделаю такой дом, что будет всем на удивление.
Сейчас меня дома и в субботу, и в воскресенье нет. Только если внук попросит, чтобы я вечером пришел, то появляюсь по его просьбе. Внуку 3 августа исполнилось девять лет, он у меня молодец, круглый отличник. С четырех лет начал учиться, прекрасно читает на английском и немецком языках... Это радость моя. Когда прихожу домой и он со мной пять минут посидит - все, я восстановился.

- А ведь вам самому выпало такое детство, что не дай Бог никому. Что вас "вылепило" как человека, как личность?

- Сам задаю себе этот вопрос. Я был беспризорником, постоянно в хулиганских компаниях. Если бы я когда-нибудь смог сесть и рассказать, что мы творили, - целую книгу можно написать. Но я никогда не курил, никогда ножа в руки не брал - хотя команда вокруг меня вся была с ножами. Никогда не матерился -для меня это была просто невозможная вещь. Не знаю... Я любил учиться. Когда мать первый раз выпустили из зоны и она по всесоюзному розыску меня нашла, в 1947 году меня из Кировской области привезли на Север. Я в 11 лет пошел в первый класс, и диктант писал на одни "колы", кошмар какой-то был. Я плохо знал русский язык, я больше на немецком говорил. Но летом одна соседка -интеллигентнейшая женщина, у нее был интернирован муж, она пристала к нему и там на Севере поселилась - она мне сказала: "Эдик, приходи, мы с тобой быстро выучим русский язык, ты перечитаешь всю мою библиотеку, и через год никто не узнает, что ты - немец". Правда, не через год, а через два уже никто не слышал по моему акценту, что я не русский. И школу закончил на отлично, и в горный институт в Свердловской области тоже сдал все экзамены на "пятерки".

- Губернатор Россель сохранил в себе способность и любовь к постоянной учебе?

- Думаю, да.


Записала Екатерина ДОБРЫНИНА

"Век" №30, 1999 г.