Сегодняшний день
Биография
Мои политические принципы
Прямой вопрос
Фотохроника
Документы
Архив сервера
Важные ссылки
На главнуюНаписать письмоКарта сайтаПоиск по сайтуPDA
201620172018
ФевральМартАпрель
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПРЕДЛАГАЛ ВВЕСТИ ЗОЛОТОЙ ЧЕРВОНЕЦ

- Эдуард Эргартович, ваша недавняя встреча с президентом наделала столько шума в стране... Говорят, что вы предложили Ельцину ввести в денежное обращение золотой червонец, убеждали его в том, что необходимо прекратить хождение доллара в России... Что происходило в кабинете президента на самом деле?

- Во-первых, мы встретились с президентом, как давние хорошие знакомые, разговор получился теплым и даже задушевным. Что касается существа. Действительно, вопросы, о которых вы упомянули, мы обсуждали. Говорили и об ограничении хождения доллара. Я излагал свое вощение проблемы. Я и сегодня не скрываю своей точки зрения: не могут в нормальном государстве ходить две разные валюты одновременно. Полагаю, было бы разумным постепенно выкупить доллары у населения, создав при этом валютные фонды, необходимые стране, например, для закупки современных технологий на Западе. Что касается российских граждан, то валюту они могли бы спокойной покупать в аэропортах и на вокзалах, отправляясь в зарубежные поездки...

- Президент одобрил идеи?

- Он внимательно меня выслушал и, как мне показалось, отнесся к тому, что я говорил, с пониманием и одобрением. Но речь ведь шла не только об ограничении хождения доллара. Мы говорили о нескольких важнейших проблемах.

- О чем еще?

- Например, о связанной эмиссия

- Что это такое?

- Это давняя моя идея, которую я наконец решил изложить президенту. Понимаете, у нас достаточно предприятий, которые могли бы производить конкурентоспособную продукцию, но у них нет оборотных средств. Государство их просто ограбило. И если сегодня поднимать реальный сектор экономики, то надо где-то найти деньги. Где их взять? В банке под немыслимый процент?..

- И вы предлагаете включить печатный станок?

- Именно. И напечатать ровно столько денег, сколько хватило бы предприятиям, чтобы начать работать.

-А если эти деньги просто разворуют?

- Их не разворуют. В том и смысл связанной эмиссии. Предприятие получает деньги только под бизнес-план, одобренный независимыми экспертами, и только со специального счета в банке. Полученные деньги можно расходовать только на приобретение комплектующих, для производства основной продукции предприятия. И только тогда, когда пред-приятие произведет эту продукцию, продаст ее на рынке и получит прибыль, оно вправе заплатить из вырученных денег зарплату. Не раньше. Вот что такое связанная эмиссия.

- Президент поддержал и эту идею?

- Он отнесся к ней с энтузиазмом. Тут же позвонил председателю Центробанка Геращенко и попросил его встретиться со мной для проработки конкретных предложений.

- Вы встречались с Геращенко?

- Да, мы виделись, и его эта идея тоже заинтересовала. Во всяком случае, куда больше, чем золотой червонец.

- А это что за идея?

- Она не нова. Золотой червонец имел хождение у нас в предреволюционные и в послереволюционные годы и сыграл значительную роль в возрождении экономики и финансовой системы России. Сегодня рубль начинает резко обесцениваться. И если выводить из обращения доллар, то нам нужна своя крепкая валюта, способная успешно конкурировать с американскими купюрами. Для этого государству надо просто "занять" у самого себя. У нас есть золотые резервы Центробанка, есть Гохран с его уникальными коллекциями редкоземельных металлов, есть добывающие предприятия, готовые поставить государству необходимое количество золота. Мы могли бы начать с того, что 30 процентов денежной массы страны обеспечить золотыми червонцами - российскими аналогами твердой валюты, 70 процентов - обычными рублями. В таком же процентном соотношении следовало бы и выдавать зарплату. Постепенно массу золотых червонцев можно было бы увеличивать.

- Как отреагировал Виктор Геращенко?

- Менее заинтересованно, чем на предложение по связанной эмиссии.

- Что еще удалось обсудить с президентом?

- Я высказал Борису Николаевичу предложение по легализации доходов российских граждан, полученных... как бы это помягче сказать, в обход закона. Словом, накопленные здесь или вывезенные за границу капиталы должны вернуться в Россию и начать работать на благо страны. При этом человека, который положит на счет в российском банке свои капиталы, никто не должен спрашивать, откуда они и каким путем получены. В этом смысл легализации. А цена ее может быть, к примеру, в размере 10 процентов от легализуемой суммы в качестве налога или единовременной пошлины. Давайте прикинем. В карманах у российских граждан, сегодня примерно 70 миллиардов долларов. Легализация только этой суммы даст государству около 7 миллиардов долларов просто так, "из воздуха".

- Удалось ли обсудить с Ельциным какие-то политические вопросы?

- Мы говорили о необходимости восстановления управляемость страны, построения жесткой властной вертикали. Видите ли, я, как губернатор, сейчас практически лишен всяких рычагов влияния на органы местного самоуправления на территории области. Парадокс? Бред? Нет, это предписано Законом о местном самоуправлении. Мэру областного города Нижнего Тагила я могу только рекомендовать и советовать. И если, к примеру, мы принимаем важнейшую программу энергосбережений, то она становится не обязательной для городов и поселков области, а как бы рекомендательной. Да как же после этого я могу отвечать полной мерой за то, что происходит на территории, где я - губернатор? То же самое и с постановлениями федерального правительства. В регионах они могут и не выполняться вовсе - никто за это не ответят. А отвечать должны. И губернаторы, и мэры городов, и главы районных администраций. Я должен иметь право снять с работы мэра областного города за невыполнение решений областного правительства. Равно как президент должен иметь такое же право по отношению ко мне. Иначе страна никогда не станет управляемой.

- Но тут же очевидное противоречие: может ли президент снять Росселя, если тот - губернатор, избранный жителями области? Равно как и мэр областного города. - Как раз это противоречие мы и обсуждали с Борисом Николаевичем.

- И о чем договорились?

- Договорились законодательно поправить дело. Борис Николаевич звонил в моем присутствии и разговаривал по этому поводу с Евгением Максимовичем Примаковым. У них - полное взаимопонимание.

- Кстати, какое впечатление на вас произвел Примаков?

- Мы знакомы давно. И раньше, и теперь я считаю, что он - человек вдумчивый, основательный, с вполне реалистическими представлениями о жизни.

- А как вы относились к Кириенко?

- Скорее с сочувствием. Знаете, мне показалось, что, когда Кириенко понял, что не в состоянии расплатиться по долгам, он просто не препятствовал обвалу рубля. Этот кризисный обвал позволил бы правительству заплатить вчетверо облегченным рублем вчетверо большему количеству населения. Разумеется, это были бы уже не те деньги, но... списали бы на кризис. Как мне представляется, в этом и был "пододеяльный" смысл случившегося 17 августа.

- Не могу не спросить вас об этом... Ваш образ всегда включал в сильный элемент противостояния центру, самостоятельность, даже непокорность. Вы - автор идеи "Уральской республики", после которой заговорили о сепаратизме Росселя. Как вы теперь относитесь к этой идее, не возвращались ли к ее обсуждению в кабинете президента?

- Сначала, если позволите, о непокорности, самостоятельности Росселя. И то, и другое есть. Но происходит это не от желания непременно "выпятиться" и тем паче отделиться от России - куда? зачем? - а как реализация воспитанных жизненных принципов. Так сложилась моя жизнь, что с четырех лет я был самым настоящим беспризорником и привык к самостоятельности во всем абсолютно. В восемь лет решил навсегда избавиться от страха и неделю спал на кладбище.

- И как?

- Первую ночь не спал, умирал от ужаса, мне все мерещились какие-то голоса, какие-то люди с горящими глазами. Вторая ночь была полегче. На третью спал беспробудно.

- Помогло?

- Во всяком случае, с тех пор я действительно никого и ничего не боюсь. Но мы отвлеклись. Так вот. Уральская республика на самом-то деле была прообразом губернского устройства России, разделенной не по национальному, а по территориальному принципу. Лично я за такой принцип федерального устройства. Но, конечно, понимаю, что в сложившихся обстоятельствах такой "передел" России невозможен. Нужно терпение, постепенная настойчивая работа, всемерное развитие экономических связей между нашими регионами, которые в конце концов придут к пониманию того, что губернский, территориальный принцип не только выгоден экономически, но и, безусловно, оправдан с точки зрения сохранения целостности нашего государства, избавления от угрозы разного рода сепаратизма. Думаю, прообразом таких территориальных образований будущей России уже сейчас являются региональные ассоциации в Сибири, у нас на Урале, на Дальнем Востоке. Надо бы их всемерно поддерживать, на них опираться.

- Частный вопрос - судьба легендарного "Уралмаша". Говорят, его купил некто Бендукидзе - и завод практически перестал существовать?

- Ничего подобного. "Уралмаш" живет. Там сейчас работают 27 тысяч человек. И господин Бендукидзе не представляет собой ничего ужасного: думающий, реальный бизнесмен, хороший управляющий. Сейчас он купил мотоциклетный завод в Ирбите и собирается выпускать в России мотоциклы мирового класса. Мы ему помогаем. Что же до "Уралмаша", то это любимое детище планово-распределительной социалистической экономики, конечно же, было обречено в новых, рыночных условиях. Нам удалось его сохранить - разгрузили инфраструктуру завода, сделали еще много чего. Теперь "Уралмаш" выпускает продукцию рыночного уровня, которую потребитель готов покупать и в условиях жесткой конкуренции.

- А что стало со знаменитым Свердловским МЖК? Молодежные жилые комплексы сыграли свою роль и ушли в историю. Сегодня мы научились решать проблему жилья так: вы платите 20 процентов стоимости только что построенной квартиры, остальное получаете от администрации области в качестве кредита на 15-20 лет. Живите на здоровье. Так, во всяком случае, мы решили вопрос с жильем для преподавателей вузов, работников искусства, журналистов...

- И все-таки за те годы, что вы руководите областью" осталась ли проблема, которую Россель не смог решить?

- Да вот хотя бы - долгострой. Знаете, я готов сегодня любому бесплатно отдать какой угодно недостроенный объект с условием, что он будет достроен и станет действовать по первоначальному назначению. Пожалуйста!.. Ну и еще из нерешенных проблем - производство качественной, на уровне мировых, стандартов мебели. Тут полный парадокс: лес есть, древесины много, а мебель приличную сделать не можем.

- Эдуард Эргартович, а что если мы с вами договоримся так: "Труд" объявляет конкурс для тех, кто сможет решить у вас в области проблему с качественной мебелью. А вы предоставляете победителю конкурса бес-платно производственные мощности для организации изготовления мебели и комфортабельную квартиру. Как?

- А что? По рукам...

- Слово губернатора?

- Твердое слово Росселя.

Вел беседу Юрий ЛЕПСКИЙ.

ВНИМАНИЕ: ЧИТАТЕЛЬСКИЙ КОНКУРС Итак, условия вам известны. Теперь всем желающим принять участие в решении проблем, названных губернатором Росселем, надлежит прислать заявки на участие в конкурсе. Прежде всего коротко напишите о себе, расскажите о вашем производственном опыте, квалификации, образовании, попытайтесь набросать принципиальный бизнес-план решения проблемы. следует присылать по адресу: 119517, Москва;, ул. Нежинская, 14, представительство Свердловской области.Не забудьте сделать пометку "На конкурс читателей "Труда". Удачи!

ТРУД, 15 октября 1998